США: «восстание» трампистов и хаос американской буржуазной демократии

2021 год начался поистине красочно. Развеяв последние сомнения у тех, у кого они оставались, вчерашние события (которые, очевидно, не станут последними), обнажили всю глубину кризиса американского капитализма. Даже в неспокойные годы, сопровождавшие период до и после Гражданской войны в США, мы ни разу не видели, чтобы протестующие вторгались в здание Капитолия, подталкиваемые к этому действующим президентом! Сработали экстренные протоколы антитеррористической опасности — по коридорам пронесся слезоточивый газ, как минимум в одного человека стреляли и тот скончался. По словам бывшего президента Буша, подобные сцен можно было ожидать от «банановой республике», но никак не от бастиона мирового империализма.


[Source]

Американский капитализм и его учреждения похожи на дом, кишащий термитами — гниение древесины распространяется там со стремительной быстротой. С виду он кажется прочным, но ступив на крыльцо, вы рискуете пробить ногой дыру в полу. Диалектический метод показывает: вещи могут превращаться в свои противоположности. На протяжении десятилетий США являлись наиболее устойчивой и стабильной из крупнейших капиталистических стран. Теперь весь мир наблюдает, как протестующие правые устраивают беспорядки в одном из трех самых важных зданий федерального правительства. Подобно потемкинской деревне, «всемогущие» институты американского правительства оказались гораздо более слабыми и неустойчивыми, чем они представлялись со стороны.

Фундаментальный кризис капиталистического способа производства привел к колоссальной социальной нестабильности и упадку «оплота» мирового империализма. Отражением этого является резкая поляризация, сочетающаяся с масштабной политической дезориентацией. Искаженное разделение внутри рабочего класса является результатом тупиковости капитализма и отсутствия смелого классово-независимого политического и профсоюзного руководства. Если бы копившийся десятилетиями гнев рабочего класса удалось направить на строительство новой массовой партии, а силы профсоюзов на борьбу за всеобщие интересы рабочего класса, то 2020 год и сегодняшняя ситуация сложились бы совершенно иначе.

За последние годы мы стали свидетелями множества резких и кардинальных изменений, которых в следующие годы последует еще больше. Хаос, дезориентация и отсутствие адекватного руководства создают множество препятствий для рабочего класса. Но это также открывает немало возможностей. Ленин объяснил, что первое условие, указывающее на то, что общество вступает в предреволюционный период, — раскол в правящем классе и его неспособность управлять привычным способом. Последний раз ситуация, когда правящий класс и его политические представители были так же разобщены, как сегодня, наблюдалась в период перед Гражданской войной.

Раз за разом, в течение последних столетий, мы наблюдали такую ситуацию: правящий класс парализован, внутри него происходит разлад, массы же используют эту возможность в попытке провести фундаментальные изменения в обществе. Однако увиденное нами вчера не имело ничего общего с ситуацией, когда трудящиеся массы берут судьбу в свои руки и меняют общество. Несмотря на иллюзию революционности, участники, размахивающие флагами Конфедерации, были бесконечно далеки от настоящих революционеров. Контрреволюционная толпа, почувствовав возможность устроить дебош, пошла на штурм ключевого института мировой империалистической реакции в попытке подтолкнуть его еще дальше вправо.

Хаос на Капитолийском холме

Предполагалось, что 6 января, в день, когда Конгресс должен был утвердить голосование коллегии выборщиков на совместном заседании, будет напряженным днем ​​для Вашингтона. Этот день стал также кульминацией попытки Трампа представить выборы сфальсифицированными — президент организовал «Марш спасения Америки», совпавший с голосованием коллегии выборщиков.

Митинг собрал несколько тысяч его самых горячих сторонников, многие из которых приехали из сельских районов со всей страны, в том числе сотни вооруженных участников милиционных отрядов, «Proud Boys» («Гордые парни», радикальная ультраправая группа, состоящая только из мужчин — Прим.пер.) и другие крайне правые реакционные элементы.

Тот же самый Трамп, который так яростно выступал против движения Black Lives Matter и дошел до того, что потребовал его военного подавления в июне, теперь обращался к небольшому морю, состоящему из красных шляп «MAGA», американских флагов, баннеров с изображением Трампа, флагов Конфедерации и флагов Blue Lives Matter. Он призвал своих сторонников пройти маршем по Пенсильвания-авеню и выразить свой гнев Конгрессу США. Личный адвокат Трампа Руди Джулиани призвал к «суду поединком».

Вместо повторения тех, проникнутых милитаризмом сцен, когда полиция и солдаты Национальной гвардии устанавливали  патрули у каждого здания и каждого угла улицы в Вашингтоне во время протестов Black Lives Matter, действия полиции в этот раз варьировались от совершенно неподготовленных до открыто сочувственных. У них определенно не было того количества людей и оборудования, которое они использовали против протестующих из движения BLM, несмотря на публичное планирование насильственных действий на сайтах правого толка за несколько недель до марша.

Около двух часов дня, когда члены Конгресса, поддерживающие Трампа, начали возражать против подтверждения результатов голосования в Аризоне, толпа у здания Капитолия пронеслась мимо хлипких полицейских баррикад и заполнила собой здание правительства, карабкаясь по стенам и выбивая окна. Срочные выпуски новостей облетели мир — миллионы людей наблюдали, как толпа прыгает через окна и марширует по залам Капитолия, в то время как сенаторы сидят пригнувшись или спешат в безопасные помещения.

Протестующие хлынули в здание, остановив сессию Конгресса. Начались захваты и обыски кабинетов законодателей, в том числе кабинета спикера Пелоси, чьи письма и плакаты были забраны в качестве трофеев. Был применен слезоточивый газ, вызваны ФБР и другие вооруженные люди с целью возврата здания. Вся Национальная гвардия Вашингтона, силы 2700 военнослужащих и 650 национальных гвардейцев Вирджинии были мобилизованы для восстановления порядка. Несколько часов спустя губернатор Нью-Йорка Куомо направил дополнительно 1000 военнослужащих Национальной гвардии Нью-Йорка, чтобы помочь восстановить спокойствие на Капитолийском холме. Наблюдались также небольшие демонстрации сторонников Трампа и вторжения в правительственные здания в столицах нескольких штатов по всей стране, хотя они и не дотягивали до уровня протестов в Вашингтоне.

Трамп и его несгибаемые сторонники в Конгрессе почти наверняка не планировали вторжение толпы в Капитолий, но охотно заиграли с этим огнем. Трамп горячо поддерживал крайне правых, когда они проходили маршем по Шарлоттсвиллю, штат Вирджиния. Осенью во время президентских дебатов он бесславно указал «Proud Boys», чтобы они «отошли и постояли в ожидании в стороне». Уставшие стоять в стороне, боевые псы Трампа сорвались с поводков и с рычанием побежали на врагов своего хозяина.

Было ли это попыткой бонапартистского переворота?

Безусловно, эти события были драматическими. Но как марксисты мы должны сохранять чувство меры. Это не было организованным восстанием на грани свержения правительства США и навязывания фашистского режима с целью подавления рабочих и левых. Отнюдь нет. Рабочий класс остается подавляющим большинством в стране и мог бы смести этот мусор своим мизинцем, будучи мобилизованным на борьбу за свои собственные интересы.

Бонапартизм, получивший своё название от имени Наполеона Бонапарта, может возникнуть в обществе после периода глубокой и продолжительной нестабильности, когда классовая борьба заходит в тупик и приводит к взаимному истощению. В таких обстоятельствах могут появиться личности, которые кажутся возвышающимися над классами; они маневрируют и опираются то на один класс или слой, то на другой, восстанавливая порядок и «правление шпаги» при поддержке государственного аппарата.

Чтобы добиться этого, потенциальный бонапарт должен заручиться поддержкой значительной части вооруженных сил. У Трампа этого нет. Тремя днями ранее все десять ныне живущих бывших министров обороны опубликовали совместное заявление в Washington Post, в котором защищали результаты выборов и предупреждали, что военное вмешательство в выборы «приведет нас на опасную, незаконную, неконституционную территорию». Если призывать военных, то для того, чтобы избавиться от Трампа, а не для того, чтобы сделать его диктатором!

«Proud Boys», теоретиков заговора Q-Anon и остальных ультраправых недостаточно для установления диктатуры, и они не являются частью государственного аппарата (хотя некоторые отдельные члены, безусловно, служат в армии и полиции). Даже без организации и руководства эти незначительные по численности и плохо организованные общественные силы были бы быстро подавлены массовыми действиями рабочего класса —  хотя и нет никаких сомнений в том, что они могут нанести реальный ущерб в отдельных случаях, и что даже небольшая раковая опухоль может вырасти в нечто очень опасное, если не избавиться от нее на ранней стадии. Однако эта угроза представляет собой реальную перспективу только в том случае, если рабочий класс не сможет взять власть в следующие десять-двадцать лет, и то только после серии серьезных поражений. Действие «кнута контрреволюции» в этом направлении на данном этапе могло бы создать еще большую нестабильность и разбудить рабочий класс.

Готовится несоразмерная обратная реакция — несоразмерная, потому что сил социального прогресса в американском обществе намного больше, чем ретроградных погромщиков. Большинство из миллионов непосредственных участников движения [протестов после убийства] Джорджа Флойда или из тех, кто поддерживал требования и действия в рамках этого движения, все эти люди — реальное революционное будущее США. Это лишь вопрос времени, когда движение снова перейдет в наступление на ещё более высоком уровне.

Дикий и чудесный мир Дональда Трампа и разногласия в Республиканской партии

Система образования, буржуазные политики, крупнейшие СМИ, церковь и другие институты капиталистического господства пичкают нас мантрами о том, что Америка — самая демократическая страна, которая существует или когда-либо существовала. Марксисты не приемлют этих банальностей. Мы должны узнать, каков мир на самом деле.

Хотя невольно Трамп действительно помог высветить истину. Даже если оставить в стороне миллиардные корпоративные пожертвования на избирательные кампании и армии состоятельных лоббистов, американская «демократия» не основана на концепции «один человек — один голос». В конечном итоге то, что думает и чего хочет большинство людей, не имеет прямого отношения к политике правительства. Решения, принимаемые всеми тремя ветвями власти, в конечном итоге принимаются в защиту и в пределах капиталистической системы. Во время экономического и социального кризиса это оставляет очень мало пространства для маневра.

Класс капиталистов озабочен прежде всего интересами системы в целом, как сейчас, так и в будущем. Они понимают, что если люди верят, что у них есть право голоса, они с большей вероятностью примут диктатуру крупного бизнеса. Но глубоко укоренившееся недоверие к статус-кво испытывают как левые, так и правые. Чем больше людей начинают понимать, как обстоят дела на самом деле, тем менее стабилен капитализм и тем больше шансов на изменение системы.

Но Трампа заботят только его непосредственные интересы. Его эгоистичное маниакальное поведение срывает покровы, долгое время скрывавшие реальность классовой диктатуры от большинства. Это — источник продолжающегося конфликта между Трампом и большинством правящего класса, к которому он сам принадлежит. Трамп активно подрывал легитимность избирательной системы США с тех пор, как впервые объявил о выдвижении своей кандидатуры в президенты. Хотя он выиграл голосование в Коллегии выборщиков и стал президентом в 2016 году, в народном голосовании он проиграл с разрывом в три миллиона голосов (в США президент избирается не прямым голосованием избирателей, а коллегией выборщиков — Прим.пер.). Не удовлетворившись победой над своими многочисленными униженными противниками и становясь одним из самых могущественных людей на планете, он настаивал на массовых фальсификациях на выборах и утверждал, что он также выиграл и народное голосование.

В преддверии выборов 2020 года он утверждал, что может проиграть только в результате мошенничества, и отказался обещать, что будет способствовать мирной передаче власти

С ноября Трамп окружил себя советниками, которые поддерживают его иллюзии в больших фальсификациях. После того, как Крис Кребс, республиканец, назначенный для наблюдения за технологической безопасностью выборов, поручился за достоверность результатов, он был бесцеремонно уволен. Даже генеральный прокурор Уильям Барр был отправлен в отставку, когда публично заявил, что не видит никаких доказательств значимых подтасовок.

«Уважение» Трампа к воле избирателей стало очевидным из его недавнего телефонного звонка госсекретарю штата Джорджия Брэду Раффенспергеру. Несмотря на то, что Раффенспергер был правым республиканцем и сторонником Трампа, он наблюдал за президентскими выборами в Джорджии и защищал результаты подсчета голосов, несмотря на то, что они свидетельствовали о победе Байдена. Трамп потребовал, чтобы Раффенспергер «пересчитал» и «нашел» 11 780 голосов, необходимых ему, чтобы изменить баланс.

Решимость Трампа бороться и остаться в Белом доме усугубила глубокие разногласия в Республиканской партии. Эти разногласия были скрыты после того, как в 2016 году он разгромил партийный истеблишмент, и партия была сплочена и даже усилена непреодолимой силой его притяжения. Даже после поражения в 2020 году он продолжал держать партию в подчинении. Но его истерика проигравшего заставила многих выбирать сторону: за или против фундаментальных институтов капиталистической власти.

Что касается класса капиталистов, который, как правило, никогда не видел в Трампе надежного представителя своих классовых интересов, то теперь они выражают свое неодобрение президенту более явно, чем когда-либо. Сюда входят Торговая палата США, исторический голос крупного бизнеса, и Национальная ассоциация производителей (NAM), представляющая 14 000 крупнейших корпораций. NAM призвала вице-президента Пенса «серьезно подумать» об импичменте Трампа, прежде чем он закончатся последние две недели его срока. Даже New York Post — рупор Руперта Мердока — которая всячески поддерживала Трампа, в конце концов призвала его признать результаты выборов.

Путь вперед

В разгар пандемии и экономического спада мы не можем упускать из вида огромную потенциальную силу трудящихся. Рабочий класс составляет подавляющее большинство в стране, и без него ничего не производится и не перемещается. Рабочий класс не только способен остановить капиталистическую экономику, но и является единственной социальной силой, которая может победить трампизм и коренным образом преобразовать общество.

Необходимо мобилизовать трудящихся для борьбы за программу смелых социальных требований включая гарантированную минимальную заработную плату в размере 1000 долларов в неделю, прекращение выселений и ограничение арендной платы до предела не более 10% от дохода. Учитывая глубину кризиса, эти требования могли бы воодушевить миллионы и получить массовый отклик, если бы их серьёзно продвигали миллионы работников, состоящих в профсоюзах. Это также подорвало бы циничные попытки Трампа выдать себя за «друга рабочего класса».

Массовое движение, борющееся за эти требования, могло бы преодолеть реакционную поляризацию и объединить рабочих на классовой основе. Это не может произойти без наличия руководства. Нынешние профсоюзные лидеры не рассматривают такой перспективы, несмотря на настроения недовольства и растущее классовое сознание среди молодого поколения рабочих. Марксисты должны работать с теми, кто в настоящее время занимается созданием оппозиционных сетей в профсоюзах, подпитывая борьбу рабочих революционными марксистскими идеями. Миллионы трудящихся движутся в направлении классовой борьбы, о чем свидетельствуют сотни диких стачек, разразившихся после пандемии, и попытки организовать новые профсоюзы на таких крупных предприятиях, как Google.

Хотя в распоряжении у Трампа осталось всего несколько дней, широко распространены разговоры об импичменте или применении 25-й поправки, которая предусматривает отстранение президента, не способного «исполнять полномочия». Пандемия COVID-19 продолжает свирепствовать, вакцинация внедряется неравномерно, а рекордные показатели смертности регистрируются почти каждый день. После последней победы в Джорджии демократы теперь контролируют обе палаты Конгресса и президентское кресло. Сейчас, когда надвигается экономическая депрессия, им предстоит серьезная проверка, миллионы трудящихся нуждаются в большем, чем имеющиеся паллиативные меры.

События развиваются стремительно. В ближайшие дни и недели мы будем давать необходимые обновления и анализ ситуации. Но ясно одно: только независимость рабочего класса и решительные действия могут проложить путь вперед. Слабость американских левых напрямую связана с тем, что большая их часть пытается примириться с демократами и сотрудничать с ними. Именно такой подход привел к настоящей катастрофе. Еще не поздно изменить курс! Вооруженный революционной ориентацией и классово-независимой программой и организацией, рабочий класс будет способен создать руководство, необходимое ему, чтобы положить конец нынешним и будущим ужасам американского капитализма. За борьбу за рабочее правительство! Только революционный социализм может победить трампизм!

Мы являемся свидетелями затяжной агонии американской буржуазной демократии и мирового капитализма в целом. Все это происходит под нависшей тенью ускоряющегося изменения климата. Историческая задача марксистов — поспособствовать созданию субъективного фактора, который поможет рабочему классу в его миссии по избавлению от смердящего трупа капитализма и создания мира революционной демократии и материального изобилия. Молекулярный процесс революции и изменения в сознательности подталкивает миллионы людей в этом направлении. Если вы согласны с этими идеями, мы приглашаем вас присоединиться к ММТ.

Join Us

Join the International Marxist Tendency and help build a revolutionary organisation to participate in the struggle for socialism worldwide!

In order to join fill in this form and we will get back to you as soon as possible.